Концепция программы «Новый Нэп: национальная экономическая политика»
Концепция программы «Новый Нэп: национальная экономическая политика»
Программа «Новый НЭП: Национальная экономическая политика» была разработана в ответ на актуальные вызовы. Предпосылками создания и внедрения экономической программы являются: Отсутствие реальной программы Антикризисного плана у экономического блока Правительства Российской Федерации Необходимость разработки долгосрочной программы социально-экономического развития во исполнение поручения Президента Российской Федерации Поддержка 65% населения России необходимости разработки «Нового НЭП» по данным ВЦИОМ в феврале 2016 года Назревший запрос на обновление спикеров...
30.01.2018
109
0

Как точен был старик Франклин, изрекший нетленное «неизбежны только смерть и налоги». Правда, если смерть — явление безусловное, то налоги — вполне себе регулируемое, поэтому нареканий и справедливых возмущений от народных масс вызывают немало. Вот и россиян зачастую сложно убедить в необходимости налоговых платежей, когда взамен они не получают ни качественных дорог, ни ремонта домов, ни доступной медицины. Но на самом деле налоговый вопрос у нас в стране куда шире.

Оборот денег в государстве не так прост, как кажется на первый взгляд. В каждом регионе работают компании, производят различные товары и услуги, продают их. Соответственно, они платят налог на прибыль, НДС, различные сборы, акцизы, а также зарплаты сотрудникам, которые тоже облагаются подоходным налогом. По региональным дорогам ездят автомобили, сжигая топливо, в стоимость которого включены акцизы. То есть все налоговые сборы генерируются в регионах. Но далеко не все эти деньги в итоге попадают в бюджеты региона или города.

 

О том, как устроена российская система распределения налогов и почему она привела регионы страны к массовым госдолгам, отчего губернаторы превратились в слабовольных просителей милостыни у федеральной власти, — в материале движения Никиты Исаева «Новая Россия» и Института актуальной экономики.

Принцип «отнять и поделить» обернулся массовыми долгами

Российская система распределения налогов устроена так, что в среднем 53% сборов уходит в далекий федеральный бюджет, а оставшиеся 47% делятся между бюджетами субъекта РФ (область, республика или край) и муниципальным образованием. У каждого региона — своя специфика и свой размер доли «ушедших» налогов. Татарстан, например, перечисляет в федеральный бюджет порядка 66–70% своих налоговых сборов.

Логично, что на эти «остатки» подавляющее большинство регионов не могут сами обеспечить свои потребности. В 2018 году только 12 регионов не нуждаются в дотациях. Это крупные агломерации вроде Москвы и Санкт-Петербурга, а также нефтеносные регионы. Остальные же, отдав деньги в общий котел, вынуждены сидеть ждать, просить возврата денег в виде различных дотаций, субсидий и субвенций. При этом обязательств по соцподдержке, своевременной выплате зарплат бюджетникам, обеспечения функционирования медицинских и образовательных учреждений никто не отменял. В итоге власти региона оказываются меж двух огней: либо оказываешься должен населению, что чревато социальной напряженностью, либо кредиторам. А это уже грозит большими штрафами и потерей возможности в будущем привлекать банковские кредиты под приемлемые проценты.

Финансовые проблемы регионов стали разрастаться после проведения реформы межбюджетных отношений в начале 2000-х годов, согласно которой деньги из регионов стали изымать, чтобы потом их распределять. Плюс реформа самоуправления, которая спустила «вниз» полномочия, но не дала регионам и муниципалитетам финансы на их реализацию. Для сравнения: еще в не таком далеком 2006 году 25 регионов были донорами. Сейчас — вдвое меньше.

Тенденции к улучшению ситуации, увы, не видно. Только за один месяц госдолг регионов в совокупности увеличился на 40,7 млрд рублей. Всего долговая нагрузка в феврале 2018 года увеличилась в 31 регионе.

Дотационным регионам не хватает денег на развитие инфраструктуры, на поддержку предпринимательства. Фактически они лишены воли к развитию, ибо могут делать лишь то, на что дадут деньги из Москвы. Регионы-доноры обладают более эффективной налоговой политикой, но проблемы с мотивацией есть и у них: зачем надрываться и зарабатывать, если все равно отберут? Реципиенты же считают, что надрываться не стоит, поскольку им, как ни крути, выделят субсидии и не дадут умереть с голоду. Замкнутый круг.

 

Попытки регионов избавить правительство от иллюзий оказались напрасны

Что же сами регионы предпринимают в такой ситуации? В основном ничего: проповедуют принцип смирения и просят федеральный центр выделить денег больше и быстрее. Но, как правило, в ответ тишина. И лишь немногие решаются озвучить причины нарастающих как снежный ком проблем. Недавно сигналы SOS подали республики Хакасия и Карелия, заявив в 2017 году о бедственном положении, чрезмерной долговой нагрузке… и снова попросив федеральный центр о финансовой помощи. Причиной бедственного положения Хакасии стала потеря доходной части бюджета из-за «негативных тенденций экономической политики прошлых лет», а также принятые за последние годы на федеральном уровне решения «в области межбюджетных отношений и налогового регулирования» — такой вердикт вынесли депутаты республиканского парламента в обращении к федеральным властям. Карелия попросила денег у центра на повышение зарплат бюджетникам: на выполнение «майских указов» президента местным властям в 2017 году не хватило средств.

Список регионов, которые просят о помощи Москву, будет расти. Правительство не придумало ничего лучше, чем перевести Хакасию на полное казначейское сопровождение. Теперь тратить свои же деньги регион может только под контролем центра.

Открыто заявляют о необходимости скорейшего пересмотра межбюджетных отношений немногие: Ульяновская область и зажиточный по меркам страны Татарстан. Рустам Минниханов назвал нынешнюю политику «раскулачиванием», а на Гайдаровском форуме в прошлом году также заявил, что российский Минфин живет «иллюзиями». Таких смелых, увы, мало. И недостаточно для побуждения правительства к принятию соответствующих решений.

Рейтинг должников: без газа, зато со вшами

Самые серьезные проблемы уже с начала года выявлены в 20 регионах, чья долговая нагрузка за месяц увеличилась более чем на 1 млрд рублей.

Для начала рассмотрим регионы с относительно «легкой формой заболевания», где прирост задолженности укладывается в пределы от 1 до 2 трлн рублей. Их 10 (по мере увеличения февральского роста госдолга): Приморский край, Республика Марий Эл, Тульская область, Карачаево-Черкесия, Омская область, Хакасия, Новгородская область, Мордовия, Ярославская и Архангельская области.

Для Приморского края, открывающего этот антирейтинг, прибавка в один млрд рублей к госдолгу — это повышение общей задолженности на 22,8%. Основная причина — неэффективное управление ТОРами. Например, в ТОР «Михайловское» власти вложили 2,5 млрд рублей, но не могут привлечь в регион даже застройщика. Проблем же в Приморском крае хватает: из-за отсутствия денег у администрации края на ремонт по всему Приморью будут заморожены газопроводы, и тысячи людей скоро останутся без газа. Так что задолженность региона напрямую бьет по уровню жизни его населения. Врио губернатора Тарасенко сейчас занимается раздачей обещаний, которые будет очень сложно выполнить (и это видно по госдолгу). Такое поведение может сильно ослабить его позиции во время предстоящих выборов.

В целом же проблемы у этой группы регионов-должников — общие: неразвитая инфраструктура, отсутствие готовых технопарков и поддержки предпринимательства. Малый и средний бизнес не может преодолеть бюрократические барьеры и получить хоть какие-то финансовые стимулы от местных властей, от которых ответ один: «денег нет».

Следующую категорию регионов можно отнести к группе, имеющих «тяжелую форму заболевания». Республики Якутия, Удмуртия, Саратовская, Пензенская, Мурманская, Иркутская и Оренбургская области увеличили свою долговую нагрузку более чем на 2 млрд рублей за один месяц 2018 года.

В Саратовской области прибавка к уже имеющемуся госдолгу составила 2,1 млрд рублей. Сейчас этот регион должен банкам и Минфину 52,43 миллиарда. В итоге область стала лидером по числу банкротов среди юридических лиц (только в 2016 году там закрылось более 10 заводов), а ее жители — рекордсменами страны по закредитованности. Экономия населения сильно сказывается на объемах производства пищевой промышленности (просто не на что покупать) и ухудшает финансовые показатели региона. При этом в регионе не предпринимаются активные меры для повышения инвестиционной активности, которая бы позволила создавать новые рабочие места, поднять доходы населения и бюджета. Несмотря на массу претензий к губернатору Радаеву, он — человек Кремля. И его пост зависит только от отношения с вышестоящими чиновниками.

Увеличила на 3 миллиарда рублей за февраль свой госдолг и Удмуртия. Сейчас республика должна 51,94 млн рублей внешним кредиторам. По заверению местного минфина, кредит в 3 млрд рублей республика получила для перекрытия кассового разрыва — когда имеющиеся деньги уже потрачены, а обещанные еще не поступили. Это общая проблема дотационных регионов. В 2018 году на обслуживание долгов Удмуртии будет потрачено 2,87 млрд рублей. Пересмотр распределения налогов в пользу региона позволил бы направить эти деньги на оперативный ремонт дорог, не дожидаясь помощи от федерального бюджета. Рост долговой нагрузки может очень сильно пошатнуть позиции Бречалова, который сейчас не может похвастаться успехами. Слухи о его успехах сильно опережают реальные дела. Пиар глаза застит.

В Пензенской области за февраль 2018 года власти умудрились нарастить госдолг на 2,5 млрд рублей. Здесь основной проблемой является демографическая ситуация. Трудоспособные граждане стараются покинуть депрессивный регион и найти работу в более продвинутых районах страны. Инвесторы в Пензу ехать не спешат, поэтому с созданием новых привлекательных рабочих мест дело обстоит плохо. Имеющиеся в регионе производства сворачиваются из-за дефицита кадров. Губернатор Иван Белозёрцев действует по принципу «мы бедные, но гордые» и за помощью в федеральный центр обращаться не спешит. Вместо этого все отчитываются о временных снижениях госдолга, «зачистив» всю негативную региональную повестку. Такой очевидный перекос в подаче информации может выйти боком.

Также на 2,5 млрд рублей увеличила размер госдолга и Мурманская область. Общий размер задолженности сейчас равен 20,78 млрд рублей. В ближайшие годы мурманский минфин прогнозирует рост доходов региона и увеличение ВРП. Но какой ценой? С января 2018 года в регионе повысили акцизы на топливо и отменили часть налоговых льгот. То есть опять власти отняли деньги у населения и приписали себе в заслуги увеличение доходов. Для мурманчан, потерявших 8,7% реальных доходов в январе 2018 года по сравнению с январем 2017-го, это очень неприятный удар: за ошибки властей расплачиваются, как обычно, простые граждане. В связи с этим шансы Марины Ковтун на попадание в новую волну ротации губернаторов значительно повышаются.

В Иркутской области (прирост госдолга за февраль 3 млрд рублей) население страдает также из-за отсутствия достойных зарплат. Предприятия — из-за оттока трудоспособного населения. Почему иркутяне предпочитают уезжать из региона? Низкий уровень жизни, отсутствие возможности зарабатывать… Плохо дело обстоит в области и с поддержкой малого бизнеса. Пока создать систему комплексного развития у властей этого региона не получается. Географическим преимуществом (область может служить связующим звеном между странами Запада и Азиатско-Тихоокеанского региона) они пока не пользуются. А губернатор Сергей Левченко, у которого про внушительный размер госдолга спрашивал в этом году сам президент, уповает только на федеральную программу реструктуризации, а пока экономит… на элементарной дезинфекции от педикулеза (заболеваемость среди детей в 2017 году выросла на 14,6%). «У нас XXI век, а народ завшивел, — сказал председатель комитета по здравоохранению Андрей Лабыгин. — Кто со вшами должен бороться? Кто предусматривает деньги на это, чья обязанность их выделять?» Вот так. Позиции коммуниста Левченко во многом зависят от того, какую тактику выберет коммунистическая партия: пойдет ли передовым путем или законсервируется в классическом марксизме-ленинизме.

Совсем плачевная ситуация — у антилидеров, то есть рекордсменов по приросту задолженности.

Дагестан увеличил госдолг на 4 млрд ровно за один месяц. Теперь он равен 16,2 млрд рублей. Неумение властей экономить только способствует увеличению долга. В прошлом году в региональный бюджет поступило 84,1 млрд рублей, а израсходовано было 87,4 млрд. Республиканскому правительству не удалось выйти даже в ноль.

В Дагестане немало масла в огонь подливает сектор теневой экономики, разросшийся из-за некомфортных налоговых режимов. По данным Росстата, 40% производимой в Дагестане продукции приходится на теневой сектор. Также Дагестан занимает второе место в России и по доле неформальной занятости (55,7% занятого населения работают нелегально) и в абсолютном значении (662 тыс. человек). Все это ведет к проблемам пенсионного обеспечения жителей республики. У врио главы республики Васильева есть большой кредит доверия и возможность совершать неоднократные ошибки, которые на Кавказе неизбежны. Пока без ущерба для имиджа.

Безоговорочный антилидер нашего рейтинга — Томская область, увеличившая свой внешний долг за месяц на 5,1 млрд рублей. Общая сумма кредитов области сейчас равна 33,58 млрд руб. Принимая бюджет Томской области на 2018 год, депутаты установили верхнюю планку госдолга, который не должен был превышать 31,1 млрд рублей (это 71% от объема собственных доходов). Но с начала года прошло только два месяца, а финансовые нормативы в Томске уже нарушены. Впрочем, губернатору Жвачкину, находящемуся на хорошем счету, могут и простить такой проступок.

Докладывая о своих поражениях, местные власти здесь также сетуют на низкую собираемость налогов. В этом регионе денег в общий котел на 13% меньше в 2017 году сдали юридические лица. А всего за два последних года Томская область недосчиталась налогов на сумму 11 млрд рублей. Что с этим делать, руководство региона пока придумать не может и выход видит только в регулярном пересмотре закона о местном бюджете и повышении транспортного налога, который должен собирать с населения дополнительные 100 млн рублей в год. Опять поборы с простых людей!

Выгодно всем, кроме народа

Растущая долговая нагрузка регионов — бич современной экономики. Вместо того чтобы тратить деньги на благо населения, приходится расплачиваться по долгам с Минфином, коммерческими банками и держателями ценных бумаг. Зато такое положение выгодно коммерческим банкам, которые выдали регионам кредитов более чем на 600 млрд рублей.

Да и самим главам регионов выгодно — во всяком случае, тем, кто приходит на эту должность решить свои вопросы и отсидеться, не отсвечивая. Ведь так на них ложится минимум ответственности: финансовое благополучие регионов должны обеспечивать не они, а федеральные власти, распределяющие дотации и субсидии. Очень удобно в ответ на любые объективные претензии граждан пенять на то, что денег федералы не дают.

Комментирует директор Института актуальной экономики, лидер движения «Новая Россия» Никита ИСАЕВ:

— Нужен пересмотр размера отчислений в пользу бюджетов субъектов РФ и муниципалитетов, отдаваемых регионами в федеральный бюджет. Только перераспределение 50% НДС в пользу региональных бюджетов почти полностью снимет потребность в дотациях и субсидиях. Регионы избавятся от лишних расходов на обслуживание долгов и смогут без длительного ожидания направить эти деньги на социальные нужды и развитие экономики. Кроме того, у властей появится стимул к эффективной работе.

Но едва ли политическая воля «сверху» возникнет сама по себе. Если столько лет «спали», отчего сейчас проснутся? Вот от слаженного и разумного давления губернаторов — могли бы. Но где хоть какие-то шаги от местных властей, направленные на защиту жителей вверенных им территорий? Губернаторы, увы, перестали быть хозяйственниками и борцами за свой народ, превратившись в слабовольных «мальчиков для битья», расшаркивающихся перед федеральной властью. В итоге — позор по всей стране. В Иркутске у детей вши, в Иванове люди моются в корыте (местные жители мне сами недавно рассказали, что так дешевле: на газу воду греешь, и вперед — ибо непомерные счета за горячую воду оплачивать нечем…).

XXI век, великая держава готовится к «технологическому прорыву», а в арсенале — почти средневековый быт. Никуда мы не «прорвемся», если местные власти не прекратят заботиться лишь о том, какое впечатление произведут они на федералов, а не на собственный народ.

 

Источник: mk.ru

Поделиться с друзьями: kod