Движение Никиты Исаева "Новая Россия" поборется за протестный электорат
Движение Никиты Исаева "Новая Россия" поборется за протестный электорат
В преддверии старта нового политического сезона, ключевым фактором которого станут губернаторские кампании в ряде регионов и, безусловно, выборы президента России, власть и общественные деятели того или иного калибра стараются максимально "освоить" политическое поле, заняв в нём свободные ниши, и дать избирателю возможность выбора из всей палитры политических и идеологических альтернатив. Лайф выяснил, что экономист Никита Исаев создаёт новое общественное политическое...
19.01.2017
433
0
Никита Исаев посетит Армению
Никита Исаев посетит Армению
С 13 по 15 октября директор Института актуальной экономики Никита Исаев посетит Армению. В ходе визита он примет участие в Пятом межрегиональном форуме российско-армянского сотрудничества, где выступит в качестве модератора Круглого стола "Развитие туристической инфраструктуры как перспективное направление сотрудничества". В рамках форума ожидаются также выступления руководителей федеральных и региональных органов исполнительной власти, представителей экспертного и бизнес сообществ. Организаторы мероприятия: Министерство экономического...
12.10.2016
487
0
НИКИТА ИСАЕВ ВОЗВРАЩАЕТСЯ В ЭФИР РАДИО «КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА» (97,2 фм)
НИКИТА ИСАЕВ ВОЗВРАЩАЕТСЯ В ЭФИР РАДИО «КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА» (97,2 фм)
5 октября в 21.00 в прямом эфире радио «Комсомольская правда» (97,2 фм) выйдет новая программа «Внутренняя политика», ведущими которой станут директор Института актуальной экономики Никита Исаев, заместитель генерального директора ИД «Комсомольская Правда» Роман Карманов и журналист «КП» Александр Яковлев. Ранее Никита Исаев вел на радио «Комсомольская Правда» передачу «На острие», которая стала одной из самых рейтинговых в сетке вещания. Новая программа...
04.10.2016
459
0

Экономист, заместитель директора Института актуальной экономики Иван Антропов в беседе с RT рассказал о возможной дальнейшей динамике рубля в связи с достижением курса евро и доллара США 70 и 60 рублей соответственно.

«Скорее всего, укрепления рубля в ближайшей перспективе — до Нового года — не будет. Это связано с тем, что многие иностранные инвесторы стараются не вкладываться в рублёвые активы, в частности, в облигации. Только за последний месяц спрос на них сократился в три раза», — рассказал эксперт.

Он пояснил, что иностранные инвесторы, которые владеют примерно 30% российских ценных бумаг, вследствие ужесточения санкций стараются выходить из рубля и обменивать свои ценные бумаги на валюту.

«Таким образом, предложение рубля увеличивается, что сбивает его курс. И тут возникает цепная реакция, инвесторы видят расхождение: нефть ставит новые рекорды, при этом рубль не следует за ней, как раньше, по пятам, а идёт в обратную сторону — снижается. Тем самым, все видят, что ситуация с рублём осложняется постепенно», — заявил Антропов.

По словам эксперта, значительно на курс рубля могут повлиять «только два события: смягчение антироссийских санкций либо глобальные перемены внутри нашей экономики».

Ранее, по данным биржи, курс доллара США в ходе торгов впервые с 15 августа превысил 60 рублей. Курс евро увеличился на 1 рубль 23 копейки — до 70,52 рубля.

 

Источник: RT.COM

0

Россияне могут забыть о бешеных процентах по микрозаймам и спать спокойно. По крайней мере, на бумаге. Госдума приняла в первом чтении законопроект, по которому максимальный размер начисленных процентов, штрафов и пеней по микрозаймам не должен превышать 150% от суммы долга. Правда, ограничение распространяется только на кредиты, взятые на срок меньше года. Как отмечают эксперты, в теории мера должна облегчить жизнь россиян с просроченной задолженностью. Однако, как показывает практика, под неподъемные проценты дают в долг быстро и легко прежде всего нелегальные кредиторы, которым закон не писан.

Борются в России с ростовщичеством не первый год. Совсем недавно в той же Госдуме предлагали и вовсе запретить микрофинансовые организации (МФО). Однако от такой идеи пришлось отказаться: потребность в деньгах «до зарплаты» среди населения велика. По данным Объединенного кредитного бюро, за восемь месяцев с начала 2017 года МФО выдали нашим гражданам 2,3 млн микрозаймов на сумму в 15,8 млрд рублей. Это соответственно на 14% и 35% больше, чем в 2016 году.

Причем любители перехватить до зарплаты существенно помолодели. Доля клиентов МФО в возрасте от 20 до 24 лет выросла до 19% от общего количества заемщиков, от 25 до 29 лет она составляет 27%, а от 30–34 лет — 20%. То есть экономически активное население живет сейчас в долгах, проценты по которым растут как на дрожжах. Например, в феврале этого года в Кировской области женщине выдали краткосрочный заем под 2379% годовых.

На искоренение подобных случаев как раз и направлен законопроект по ограничению максимального размера процентов, штрафов и пеней по микрозаймам. Он не должен превышать, согласно тексту законопроекта, сам долг в 1,5 раза. Например, при микрозайме в 1000 рублей проценты, штрафы, пени и другие неустойки в сумме не могут быть больше 1500 рублей. А общая сумма долга соответственно — не больше 2500 рублей. Правда, такая мера распространяется на микрозаймы, срок возврата по которым не превышает год.

По словам авторов документа, закон защитит граждан, которые берут кредиты в МФО под неподъемные проценты и в результате попадают в долговую кабалу. Ожидается, что документ вступит в силу со следующего года.

Однако эксперты призывают заемщиков не спешить радоваться. Как отмечает первый заместитель директора Института актуальной экономики Иван Антропов, «ограничение максимальной переплаты по микрозаймам в 150% от суммы долга не повлияет на ситуацию на рынке микрозаймов». «Если бы была установлена планка в 150% годовых, то это еще имело бы смысл. А микрозаймы, выдаваемые на срок от нескольких дней до одного месяца под 2–3% в день, с очень большим запасом укладываются в нынешнее ограничение. То есть новое правило не снизит ставки по микрозаймам», — полагает экономист.

Впрочем, теоретически новое правило могло бы облегчить участь людей с просроченной задолженностью. Но и здесь есть одно «но». Дело в том, что наиболее драконовские условия практикуют нелегальные кредиторы. «Для них новые правила и законы не имеют никакого значения», — продолжает Антропов. Как отмечает эксперт, правительству и депутатам прежде всего нужно навести порядок на рынке микрофинансирования.

Кроме того, помимо завышенных процентов по микрозаймам власти необходимо бороться с бедностью населения. Как известно, чаще всего россияне обращаются к МФО при необходимости перехватить до зарплаты — людям элементарно не хватает денег на самые основные потребности: еду, одежду, услуги ЖКХ… «Пока же мы стабильно идем по пути снижения реальных располагаемых доходов населения. При этом сохраняется прежний уровень финансовой неграмотности населения, из-за которой люди и попадают в ситуацию с задолженностью, кратно превышающей сумму займа», — полагает Антропов. Поэтому, по его мнению, намного эффективнее была бы работа по повышению доходов населения и развитию предпринимательства.

Между тем данный законопроект также касается практики перепродажи долгов по кредитам. Ни для кого не секрет, что сейчас банки и микрофинансовые организации нередко продают их любым физическим и юридическим лицам. Отсюда жуткие истории по выбиванию долгов, которые заканчиваются физической расправой, а то и убийствами. Согласно законопроекту такой порядок отменяется и устанавливается новый. Теперь продавать право требования долга можно будет только специализированным финансовым организациям. Но для того, чтобы эта норма работала, опять же нужно легализовать рынок — иначе все эти законодательные нововведения окажутся бессмысленными.

Источник: mk.ru

0

Чтобы двигать экономику к прогрессу, нашей стране необходимо примерно 10 млн. специалистов категории «Знание». Это преподаватели, экономисты-аналитики, юристы, врачи, научные работники, представители творческих профессий. Именно они станут самыми востребованными работниками на рынке труда в России через 8 лет. Такие данные содержатся в исследовании компаний World Skills Russia и BCG. А поскольку новые рабочие места в России создаются медленно, без работы могут остаться 10 млн. человек.

Не рутина, а творчество

Сейчас в России около 17% специалистов выполняют на работе творческие или аналитические задачи. А почти у половины населения они рутинные, не требующие высокой квалификации. Почему это плохо? По мнению экспертов, именно аналитики, творцы и квалифицированные специалисты могут двигать экономику вперед. Тут не поспоришь. В развитых странах доля таких специалистов на рынке труда гораздо больше - 29 - 45%.

Сейчас главная проблема в российской экономике - выйти из рецессии. Экономический рост есть, но пока небольшой. Уже никто не надеется на чудо в виде высоких цен на нефть. Понятно, что поднимать экономику придется за счет новых производств и бизнеса. Более половины опрошенных экспертами топ-менеджеров заявляют, что им очень не хватает людей, способных необычно мыслить и самостоятельно принимать решения. То есть дефицит уже есть и будет только расти. По оценкам BCG, в 2025 году нехватка работников сферы «Знание» (см. графику) составит 10 млн. человек.

Почему возник дефицит?

- Что, на рынке экономистов мало? Или преподавателей? - спросите вы.

Квалифицированных мало, отмечают в исследовании. Мало тех, кто учится новому, развивается даже после окончания университета, исследует новые технологии. В основном люди в России склонны к механическому труду. Во многом из-за системы образования, которая натаскивает студентов на типовые задания и загоняет в стандарты. Вот почему будут нужны новые сотрудники вузов, школ, научные сотрудники - для обучения новым компетенциям.

- Советская система образования способна давать неплохие фундаментальные знания, но совершенно не учит изобретать что-то новое, - комментирует Иван Антропов, замдиректора Института актуальной экономики. - Такой подход закладывается еще в школе и укореняется в вузах. К тому же результаты качественной работы аналитиков у нас сейчас не востребованы. Если даже на высшем государственном уровне нет потребности в подобных работах, что говорить о других уровнях.

Кроме того, сырьевая структура экономики способствовала распространению примитивной занятости. 35% рабочей силы в России занято работой, которая не требует особой подготовки. Самые массовые профессии - водитель (7%), продавец (6,8%) и охранник (2%).

И наконец, в России сегодня нет ролевых моделей, которые создавали бы позитивный образ сложным профессиям, предпринимательству и науке, говорится в докладе. Самая желанная профессия у молодежи - профессия чиновника. О работе в госорганах мечтают более трети студентов российских вузов.

Рискуют потерять работу

В первую очередь под угрозу попадают работники неквалифицированного и малоквалифицированного труда. Это подсобные рабочие, уборщики, водители, продавцы. Вторая группа риска - люди, которые выполняют техническую, рутинную работу по инструкции. Например, операторы промышленных установок, операторы кол-центров, рабочие, административный персонал рынка услуг. Их обязанности легко автоматизировать. А мир развивается именно в эту сторону. По данным исследования Citibank, 57% профессий в ближайшие 10 - 15 лет могут заменить роботы и компьютерные технологии.Для России роботизация пока остается экзотикой. На 10 тысяч работников предприятий в 2017 году приходится всего 1 промышленный робот. По этому показателю мы отстаем от передовых стран на 7 - 10 лет. Так что до нас проблема докатится не через 10 лет, а позднее. Но тенденция отказываться от людей, чьи навыки легко заменить программой, будет нарастать.

Источник: kp.md

0

Центробанк (ЦБ) – по крайней мере в статистических отчетах – добился рекордно низкой инфляции. Однако население как будто этого не замечает. Доля граждан, жалующихся на чрезмерный рост цен, сокращается, но не исчезает полностью. По данным фонда «Общественное мнение» (ФОМ), сейчас каждый четвертый указывает на значительный рост цен, а инфляционные ожидания граждан в разы превышают целевой ориентир регулятора. В ЦБ считают, что люди не привыкли к низкой инфляции, не могут в нее поверить и поэтому по инерции говорят о растущих ценах. Чтобы доказать улучшения, ЦБ рассказал общественности о ценах на такие «часто покупаемые товары», как чай, кофе, сахар, а также овощи и фрукты.

Регулятор обеспокоен неверием россиян в низкую инфляцию. С одной стороны, все меньше граждан жалуются на значительный рост цен. Это следует из тех опросов населения, которые по заказу ЦБ проводят специалисты ФОМа. Если, например, в октябре 2015-го 43% из 2 тыс. опрошенных сообщали, что цены на продукты питания, непродовольственные товары и услуги за прошедший месяц «выросли очень сильно», то в октябре 2017-го так говорили уже 24%.

С другой стороны, опросы ФОМа показывают, что наблюдаемая гражданами инфляция оказывается выше той, которую показывает статистика. В сентябре годовая инфляция составила, по данным Росстата, уже 3%. ФОМ приводит другие данные: и в сентябре, и в октябре наблюдаемая гражданами инфляция составляла 11,2%. Уточним: социологи приводят медианное значение, полученное в ходе опросов.

Медиана отражает такой порог инфляции, при котором ровно половина всех респондентов называет большее значение, говоря о росте цен, а вторая половина, наоборот, считает, что инфляция была меньше, чем это значение. Из чего следует, что сейчас даже более чем половина опрошенных до сих пор фиксирует двузначную инфляцию.

Кстати, в начале этой недели специалисты Национального агентства финансовых исследований (НАФИ) тоже указали на сокращение почти в два раза доли граждан, называющих наблюдаемый за последние один-два месяца рост цен очень высоким. Если в 2015-м об очень высокой инфляции говорили 66% из 1600 опрошенных, то в сентябре 2017-го – 38%.

Однако акценты расставляются специалистами НАФИ и ЦБ по-разному. НАФИ указывает, что «россияне заметили снижение темпов роста инфляции» (см. «НГ» от 31.10.17). А ЦБ, ссылаясь на опросы ФОМа, обращает внимание, что оценки россиян пока остаются выше данных Росстата. При этом инфляционные ожидания граждан на ближайший год хоть и находятся около минимума, все равно в разы выше тех ориентиров, которые прописаны и в целях Центробанка, и в проекте федерального бюджета на новую трехлетку. По опросам ФОМа, медианное значение ожидаемой гражданами инфляции на ближайшие 12 месяцев составило в октябре 9,9%.

«Люди пока не готовы поверить, что инфляция действительно замедлилась до столь низкого уровня – 3% в сентябре», – поясняется в материалах ЦБ. Поэтому Центробанк пытается убедить граждан, что им надо пересмотреть свои взгляды.

«Инфляция достигла цели 4%, но на самом деле мы находимся только в начале пути по обеспечению ценовой стабильности, – поясняла ранее глава ЦБ Эльвира Набиуллина. – Нам еще предстоит закрепить инфляцию вблизи цели, снизить и заякорить инфляционные ожидания, укрепить доверие к политике Центрального банка. В этих условиях мы будем придавать большее значение проинфляционным рискам, чем факторам противоположного действия».

Видимо, чтобы заякорить ожидания, Банк России выкладывает на официальном сайте в том числе короткие видеоролики, в которых в доступной форме сотрудники ЦБ рассказывают, что такое инфляция и как на нее надо реагировать.

«Понятно, что обычному человеку сложно оценить, как изменяется инфляция в целом, потому что для этого недостаточно посчитать темпы роста цен на несколько товаров. Инфляция показывает, как меняется стоимость потребительской корзины в целом, а в нее входят десятки товаров и услуг. И некоторые из них мы покупаем каждый день, а некоторые достаточно редко», – поясняет в видеоролике руководитель экспертной группы департамента денежно-кредитной политики ЦБ Зоя Кузьмина.

«Банк России упростил задачу. Мы задали дополнительный вопрос: как за год изменились цены на несколько товаров, которые каждый из нас покупает часто?» – сообщила Кузьмина. Как выясняется, такими товарами оказались не только овощи и фрукты, некоторые из которых действительно можно покупать каждую неделю, но и чай, кофе, сахар, которые можно покупать как раз реже – в зависимости от размера упаковок и от пристрастий в конкретных семьях.

«Результат получился достаточно неожиданным, – продолжает Кузьмина. – В действительности цены на сахар за год снизились почти на 20%. Фрукты и овощи тоже подешевели (на 2,4%). Цены на чай и кофе несколько выросли – примерно на 2%. А вот опрошенные сказали, что выросли цены на все эти товары. Этот результат подтверждает, что всем нам понадобится немного больше времени на то, чтобы привыкнуть к низкой инфляции».

Хотя, возможно, если бы россиян спросили о стоимости некоторых других продуктов, тогда оценки граждан полностью отразили бы динамику цен. Масло сливочное – тоже важный товар. Цены на него с сентября 2016-го по сентябрь 2017-го выросли на 21%. В целом молоко и молочная продукция подорожали за указанный период более чем на 8%.

В пресс-службе ЦБ вчера пояснили «НГ», что «инфляционные ожидания населения – один из важных факторов формирования инфляции в любой экономике». Они влияют на решения людей совершать крупные покупки, открывать депозиты или брать кредиты. «Если инфляционные ожидания населения остаются повышенными, это создает дополнительное давление на цены. Кроме того, важно, чтобы инфляционные ожидания не реагировали (резким ростом) на краткосрочные и разовые факторы повышения цен на отдельные товары. Если инфляционные ожидания еще не заякорены, то ускорение роста цен отдельных товаров и услуг может быть воспринято как сигнал к тому, что инфляция будет расти и в дальнейшем», – добавляют в ЦБ.

В пресс-службе признают, что, конечно, важна динамика ожиданий: «Например, сейчас инфляционные ожидания населения в опросе ФОМа остаются повышенными, но они снижались на протяжении последних трех лет и находятся на исторически низких уровнях. Кроме того, они остаются ниже того уровня, на котором население оценивает текущую инфляцию, то есть люди ожидают, что в будущем инфляция будет ниже, чем сейчас». «Но все же для обеспечения устойчиво низкой инфляции важно, чтобы снижение инфляционных ожиданий населения продолжалось», – поясняют в ЦБ.

Как, в свою очередь, пояснила «НГ» директор проектов ФОМа Людмила Преснякова, снижение оценок инфляции и инфляционных ожиданий населения фиксируется «где-то с начала 2016 года». «Люди очень хорошо чувствуют, что происходит с ценами, и это четко отражают опросы, – говорит социолог. – Но мыслить об инфляции в процентах обывателю тяжело, а зачастую невозможно». Часть респондентов может затрудниться с ответом, часть – назвать такой диапазон цен, который будет расходиться с данными Росстата.

Это происходит потому, что людям проще оценивать скорость изменения цен, сравнивать конкретные рублевые значения или отмечать, что на какие-то товары и услуги им больше не хватает денег. «Поэтому априори количественные оценки обывателя будут отличаться от оценок экономистов и от статистики. Не надо ждать от них точности, это ошибочный посыл», – говорит Преснякова.

Но это не единственная причина, почему россияне сообщают о значительном росте цен. «Люди в России привыкли жить в высокой и двузначной инфляции. Требуется время, чтобы привыкнуть к таким низким показателям инфляции. Год-два стабильности на этом уровне, тогда люди смогут уже называть более низкие цифры и больше доверять статистике», – добавляет Преснякова.

Примерно об этом же говорят и в НАФИ. «Последние годы россияне живут в сложных экономических условиях, которые серьезно отразились на уровне и качестве жизни. Россияне, не будучи в большинстве своем профессиональными экономистами, строят собственные оценки, анализируя свою текущую жизненную ситуацию, а не экономические показатели. Поэтому снижение темпов роста цен только отчасти повлияло на самооценку россиянами своих потребительских возможностей, и, ожидаемо, общественное мнение будет следовать за статистическими оценками инфляции с некоторой задержкой», – соглашается директор по исследованиям Аналитического центра НАФИ Тимур Аймалетдинов.

Хотя некоторые эксперты все же считают, что инфляционные ожидания используются Центробанком скорее лишь как повод удерживать на относительно высоком уровне ключевую ставку. «Инфляционные ожидания населения у нас традиционно высоки. И это очень удобно для ЦБ: такие ожидания позволяют банку ничего кардинально не менять, – говорит директор Института актуальной экономики Никита Исаев. – Основная проблема в том, что мы попадаем в замкнутый круг». По его словам, жесткая денежно-кредитная политика не способствует росту доходов населения. Ведь экономическая активность замедляется. А бедные люди, как говорит эксперт, «очень чувствительны к изменению цен на базовые продукты, что и дает высокое ожидание инфляции». 

Источник: ng.ru

0

За три-четыре года число кредитных организаций в России сократится с 600 до 300. Влияние госбанков будет усиливаться, что еще больше усугубит зависимость сектора от государственной финансовой поддержки, которая, судя по имеющемуся опыту, может достигать нескольких процентов ВВП. Об этом сообщают специалисты международного рейтингового агентства Fitch. Их прогноз исходит из того, что в течение своего нового срока глава Центробанка (ЦБ) Эльвира Набиуллина продолжит отзывать в среднем примерно по шесть лицензий в месяц. Расходы на поддержание системы в конечном счете лягут на само население, предупреждают экономисты.

Каждый второй банк в стране исчезнет в течение ближайших трех-четырех лет – и вместо действующих сегодня примерно 600 кредитных организаций в России останется лишь 300. Такой прогноз обнародовало в конце минувшей недели агентство Fitch.

Нетрудно догадаться, на чем основано это предположение. Во-первых, в начале 2017 года Эльвира Набиуллина была переназначена на должность председателя ЦБ, новый срок ее полномочий продлится до июня 2022 года. Сейчас у Набиуллиной есть более четырех лет для дальнейшей активной расчистки банковского сектора, начатой в 2013-м.

Во-вторых, по расчетам Fitch, за период с 2013 по сентябрь 2017-го в стране были лишены лицензии 346 банков, еще 35 санированы. То есть регулятор отзывал в среднем по шесть-семь лицензий в месяц. Примерно такой же темп сохранится и в будущем, следует из оценок Fitch.

С одной стороны, специалисты агентства утверждают, что для российской экономики в принципе было бы достаточно и 50 банков. С другой – они предупреждают, что усиление влияния госбанков без должного надзора может создать проблемы. Ведь в этом случае будет возрастать зависимость банковского сектора от государственной финансовой поддержки, потому что большинство госбанков испытывают регулярную потребность в подпитке.

По расчетам Fitch, после кризиса-2008 российские власти потратили около 2 трлн руб. (или 2,3% от ВВП 2016 года) на поддержку госбанков. Эта сумма сопоставима с расходами государства на очистку банковского сектора, включая санации и выплату страховки по вкладам, составившими, по данным агентства, более 2,7 трлн руб., или 3,2% от ВВП 2016 года.

Необходимость изыскивать средства на поддержание банковской системы вынуждает руководство ЦБ удерживать высокую ключевую ставку, даже несмотря на рекордную дефляцию, считают некоторые экономисты. Напомним, в конце минувшей недели Росстат сообщил, что в сентябре по отношению к августу потребительские цены в стране снизились на 0,1%. Это произошло после того, как в августе по отношению к июлю цены упали на 0,5%. Как сообщает Интерфакс, впервые за 20 лет дефляция фиксируется два месяца подряд.

«Но текущие показатели инфляции вряд ли станут весомым аргументом в пользу более агрессивного снижения процентных ставок ЦБ. Помимо пока что высоких инфляционных ожиданий быстрому снижению ставок препятствует операция по спасению «Открытия» и Бинбанка», – считает бывший директор департамента макроэкономического прогнозирования Минэкономразвития Кирилл Тремасов. И, как он замечает, финансовые власти признали, что вливания в эти банки носят эмиссионный характер.

О том, что источником спасения «Открытия» станет дополнительная эмиссия, ранее говорил замминистра финансов Алексей Моисеев, и он утверждал, что это не отразится на инфляции. Затем первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин пояснял в интервью ТАСС, что «финансирование санации всегда происходило за счет эмиссии и по старой схеме, и по новой». Под новой понимается спасение кредитных организаций за счет Фонда консолидации банковского сектора, подконтрольного Центробанку, который будет входить в капитал санируемого банка. «На инфляцию влияния это не оказывает совсем никакого... Но при этом мы стараемся минимизировать такую эмиссию. При капитальной схеме санации эмиссия меньше, а деньги остаются внутри банковской системы, не поступая, например, на валютный рынок», – пояснял Тулин.

В середине сентября ликвидность банковской системы подскочила почти на триллион, сообщает Тремасов. «Действительно, если эмиссия ЦБ лишь заместит потерянный капитал этих банков, то есть не создаст дополнительных возможностей для расширения кредитования, то инфляционные последствия будут ограниченными, – пишет на своей странице в Facebook Тремасов. – Проведенные в сентябре вливания – это, по-видимому, компенсация клиентских средств, которые перетекли из «Открытия» и Бинбанка в другие банки».

«Говоря о том, что эмиссия не создаст инфляционных последствий, Центробанк утверждает, что сможет стерилизовать всю избыточную ликвидность в системе, – продолжает экономист. – Вот как раз для этого ему и нужны сейчас высокие ставки». Уточним: для того, чтобы деньги не пошли на кредитный, а также валютный рынок.

И для граждан это будут в любом случае издержки – просто не инфляционные, а кредитные. «Но если в случае инфляционного налога основным бенефициаром всегда выступает правительство, то в сложившейся ситуации основными выгодоприобретателями являются крупные банки... Общество все равно заплатит за это, но не через механизм инфляционного налога, а через дополнительные издержки, связанные с более высокими кредитными ставками», – делает вывод Тремасов. Он напоминает, что, по рыночным ожиданиям, ЦБ к концу года снизит ключевую ставку лишь до 8% годовых.

Опрошенные «НГ» эксперты в целом согласились с прогнозом Fitch. «Никаких предпосылок для того, чтобы регулятор приступил к сворачиванию программы «чистки», нет. И как минимум в перспективе двух-трех лет этого не произойдет. Напротив, с учетом того, что масштаб проблемных банков растет и «чистка» уже началась в первой сотне, скорее всего темпы сокращения числа участников рынка будут возрастать», – говорит аналитик компании «Алор Брокер» Кирилл Яковенко.

«Предположительно цель правительства в том, чтобы на рынке доминировали госбанки, с помощью которых проще контролировать денежные потоки и купировать относительно небольшие кризисы путем вливания денежной ликвидности, – продолжает гендиректор компании «Мани Фанни» Александр Шустов. – Уже сейчас видно, что госбанкам отдается приоритет. И вполне может так оказаться, что останутся 30–50 крупнейших банков с универсальной банковской лицензией, на которые будет приходиться 90% рынка банковских услуг. Такая концентрация, на мой взгляд, опасна».

«Продолжение карательной политики ЦБ приводит к тому, что клиенты стремятся обслуживаться в банках, входящих в топ-10, избегая даже здоровых малых и средних банков. Это вызовет волну банкротств банков», – предупреждает директор Института актуальной экономики Никита Исаев. Другое дело, что четыре года – большой срок, и за это время в экономике многое может поменяться, добавляет он.

«Теоретически 50 банков могли бы удовлетворить потребности клиентов, будь они в равных условиях. Но проблема в том, что после ликвидации сотен банков доверия к большей части из этих 50 не будет никакого, – опасается эксперт. – Они смогут обслуживать только небольшое количество корпоративных клиентов».

«Вопрос об оптимальном количестве банков неоднозначный, – обращает внимание эксперт Российского экономического университета им. Плеханова Владислава Полетаева. – Как правило, в крупнейших банках сосредоточена большая часть клиентов, физических и юридических лиц. Однако небольшие банки создаются для обслуживания определенной категории клиентов, их владельцев, предоставляя им услуги на более комфортных условиях, нежели иные кредитные организации. Такие небольшие банки в случае абсолютной легальности проводимых ими операций также имеют право на существование».

Источник: ng.ru

0

Как в России растут налоги для бизнеса. И что изменилось в 2017 году?

— Несмотря на то что формально правительство взяло курс на снижение налоговой нагрузки, последние нововведения предпринимательское сообщество не радуют. 
Особыми изменениями выделились и несколько видов налогового гнета в 2017 году. К таким негативным явлениям можно отнести: необоснованные блокировки счетов, массовые начисления ошибочного сальдо взносов в ПФР и ФСС, неправомерное списание средств с непонятной перспективой возврата. Причем многие предприниматели понимают, что проблема с ошибочным сальдо была на стороне ПФР, а не налоговой, что горизонтальные связи между ведомствами выстроены крайне некачественно и что у самой налоговой проблем от этой неверной выгрузки данных не меньше. Но никто не готов мириться с фактической невозможностью вернуть собственные деньги в разумные сроки. 

Что тормозит развитие экономики?

— Безусловно, основным регулятором экономических отношений является налоговая система, которая выступает главным инструментом влияния государства на развитие хозяйства, а также определяет преимущества экономического развития. Налоги являются основными источниками пополнения государственного бюджета. От их формирования зависит, каким образом будет развиваться общество в целом. Большинство проблем налоговой системы выступают результатом противоречивости и запутанности нормативной базы и отсутствием эффективной связи исполнительной и законодательной власти. Так, одной из главных проблем является излишняя сложность налоговой системы. Это проявляется в том, что в фискальной системе существуют различные налоги, акцизы, отчисления, сборы, которые практически ничем друг от друга не отличаются, но такая масса платежей вносит путаницу в работу предприятия, в результате чего возникают непреднамеренные ошибки при отчислениях налогов. В итоге приходится платить пени (которые также повысились в этом году) за несвоевременную уплату налога. Также необходимо отметить нестабильность налогового законодательства, это обусловливается тем, что в Налоговый кодекс периодически вносятся изменения и поправки, что приводит к неустойчивому положению экономику страны, тем самым еще более обостряя экономический кризис. К одному из недостатков налоговой системы можно отнести тот факт, что налогоплательщики и налоговые органы поставлены в неравноправное положение. У нас не налоговая доказывает необходимость платежей, а предприниматель доказывает необоснованность требований налоговой. 

Нечеткость формулирования законодательных и нормативных актов не способствует эффективному функционированию налоговой системы. 

Какие меры могут быть направлены по улучшению налогового климата для предпринимателей?

— Во-первых, необходимо кодифицировать неналоговые платежи. Сейчас они устанавливаются постановлениями правительства, что позволяет им довольно быстро меняться. За последние десять лет у нас появилось более 50 неналоговых сборов, которые по классификации Всемирного банка имеют все признаки налогов. Всего же на региональном уровне насчитывается более 70 различных неналоговых сборов. Все это значительно повышает фискальную нагрузку на бизнес. Сейчас, по оценке Всемирного банка, предприниматели вынуждены отдавать 47% от своей прибыли. Почти во всех динамично развивающихся странах, это значение намного меньше. Для эффективного развития совокупная налоговая нагрузка не должна превышать 30% от прибыли. 

Во-вторых, необходимо облегчать налоговое бремя для промышленных предприятий. Сфера торговли и услуг имеет множество упрощений и поблажек в виде применения упрощенной системы налогообложения, ЕНВД, покупки недорогих патентов. Кроме того, предприятия из непроизводственного сектора могут без проблем дробиться, постоянно оставаясь в секторе МСБ, пользующегося различными льготами. У промышленных предприятий такой возможности нет. Получается, наша налоговая система поощряет развитие торговли и сферы услуг, но тормозит самую перспективную и жизненно необходимую отрасль — обрабатывающую промышленность. 

Какие возможности существуют по облегчению фискальной нагрузки?

— По нынешним законам облегчить жизнь предпринимателям могут по своей воле власти субъектов РФ, снизив свою долю поступлений с налога на прибыль с 17 до 12,5%, например. Но фактически такой возможности нет, поскольку большая часть налогов уходит в федеральный бюджет. Более того, в этом году федеральные власти забрали себе еще 1% с прибыли компаний, оставив регионам 17% вместо 18% и часть акцизов на топливо. Ранее в бюджетах субъектов РФ оставалось 88% акцизов на топливо, в 2017-м останется только 61,7%, в следующем году регионам дадут только 57,4%, а в 2019-м — 60,2%. Таким образом, сильно сокращается поле деятельности региональных властей.

Какие сферы или отрасли нуждаются в налоговом стимулировании?

— В России сложилось крайне неравномерное распределение бизнеса. У нас 6 млн компаний относятся к сектору малого и среднего бизнеса (из них 5,5 млн — это микропредприятия), 20 тыс. средних предприятий и порядка 30 тыс. крупных. Ситуация, когда крупных предприятий больше, чем средних, — это парадокс и абсурд. Но сложилось это из-за того, что переходить в категорию крупного бизнеса у нас невыгодно. У нас вообще невыгодно развиваться и создавать новые рабочие места. Это только лишь увеличит налоговую нагрузку, поставив под удар существование бизнеса и создаст дополнительные проблемы. Налоговую систему необходимо реформировать так, чтобы было выгодно становиться крупным. Необходимо выравнивать налоговое бремя малого и среднего бизнеса. Но не за счет просто полной отмены комфортных режимов, а за счет упрощения налоговой системы и снижения налоговых ставок. Должен быть плавный и безболезненный переход из малого бизнеса в средний. Еще возможно, например, применять нелинейную шкалу налога на прибыль с возрастанием при подходе к верхней планке малого бизнеса и снижением при переходе в категорию среднего бизнеса. С одной стороны, снижение ставок позволит бизнесу выйти из тени, а с другой — поддержит государственные доходы за счет того, что не будет необходимости дробить бизнес и уходить на различные патенты, не приносящие казне значительного дохода. 

Какими методами возможно этого добиться?

— Странность налоговой системы заключается в том, что пока бизнес действует под видом индивидуального предпринимателя, то все предельно просто. Можно выбрать один из видов упрощенной системы налогообложения или вовсе купить недорогой патент и ни о чем не беспокоиться. С точки зрения микро- и малого бизнеса это очень хорошо. Но при выборе иной формы организации все становится намного сложнее. Сначала надо заплатить налог на прибыль юридического лица, а потом требуется еще заплатить налог на полученные дивиденды. Фактически одни и те же деньги подвергаются двойному налогообложению. В США, например, эта проблема решена использованием одного налога на дивиденды. В этом случае вся прибыль компании приравнивается к дивидендам. Все просто: есть заработанные деньги, есть налог, которым они облагаются. А уж оставлять их на развитие бизнеса или получить в виде дивидендов — личное дело предпринимателя. Еще более дружелюбный режим установлен в Эстонии. Там нераспределенная прибыль (которая не пошла на выплату дивидендов) вообще не облагается налогом. Такая мера стимулирует предприятия реинвестировать полученную прибыль в развитие предприятия. 

Источник: presscentr.rbc.ru

0

Никита Исаев примет участие в Шестом российско-армянском межрегиональном форуме и Втором международном форуме Евразийского партнерства в г.Ереван.

В рамках Шестого российско-армянского межрегионального форума 6 октября 2017 года Исаев станет модератором Круглого стола:

«СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО: РАЗВИТИЕ ДВУСТОРОННЕГО СОТРУДНИЧЕСТВА»
Со-модератор - Арутюнян Армен Анатольевич, Заместитель министра сельского хозяйства Республики Армения.

В ходе мероприятия планируется рассмотрение следующих вопросов:

• активизация сотрудничества в области сельского хозяйства, в частности, тепличного хозяйства и животноводства;

• создание совместных предприятий в области сельского хозяйства;

• использование возможности экспорта и импорта сельскохозяйственных продуктов и обработанной продукции;

• реализация совместных инвестиционных проектов, организация совместных производств;

• укрепление сотрудничества служб ветеринарного и фитосанитарного контроля России и Армении

0

Минфин пустит дополнительные нефтегазовые доходы на покупку валюты. В октябре в ведомстве намерены потратить на доллары 76 миллиардов рублей. То есть по 3,5 млрд рублей в день. Таким образом планируется подстраховаться от волатильности цен на «черное золото». Однако эксперты скептически оценивают эту идею. По их словам, освободившиеся средства необходимо в первую очередь направлять в инфраструктуру, в высокотехнологичную промышленность, а также развивать человеческий капитал.

Справедливости ради необходимо отметить, что в последние годы все же удалось немного снизить зависимость бюджета от углеводородов. Правда, это вовсе не заслуга правительства. «Хорошую» службу нашим чиновникам невольно сослужило падение цен на нефть. В результате сейчас доля нефтегазовых доходов в казне составляет 39,4%.

Как отмечает министр экономического развития Максим Орешкин, в среднесрочной перспективе Россия будет стремиться слезть с «нефтяной иглы».

Но так как структура экономики — вещь достаточно консервативная и меняется в течение десятилетий, то быстрых результатов ждать не стоит. Этот фактор останется актуальным еще как минимум 10–15 лет.

Поэтому в Минфине не придумали ничего лучше, как подстраховаться от волатильности нефтяных котировок. Ведомство с февраля 2017 года направляет на покупку валюты нефтегазовые сверхдоходы. Дело в том, что в бюджет 2017 года была заложена очень консервативная цена на нефть — $40 за баррель. Таким образом, все, что выше этой отметки, теперь идет на покупку долларов.

Так, например, в этом месяце Минфин планирует прикупить валюты на 76 млрд рублей. «Совокупный объем средств, направляемых на покупку иностранной валюты на внутреннем валютном рынке в период с 6 октября по 7 ноября, составляет 76,0 млрд руб.», — следует из сообщения ведомства. Ежедневный объем закупок составит 3,5 млрд руб. Всего в 2017 году Минфин намерен приобрести валюту на сумму, эквивалентную 624 млрд рублей.

Однако такой подход вызывает критику ряда экспертов, считающих, что средства от нефтяных сверхдоходов следует вкладывать в развитие отечественной экономики.

К тому же скупка валюты не оказывает влияние на курс рубля. «К ней рынок уже адаптировался. Здесь большую роль играют по-прежнему цены на нефть, которые в сентябре очень неплохо себя показали. Они поднялись с $52 за баррель до практически $60», — отмечает первый заместитель директора Института актуальной экономики Иван Антропов.

Но, как предупреждает эксперт, роста стоимости нефти в этом году ждать уже не приходится. «В Ливии возобновлена добыча на месторождении Шарара, а в США активизируются разработчики сланцевых месторождений из-за сентябрьского подорожания. Но с другой стороны, на удивление эффективно работает соглашение стран ОПЕК и еще нескольких стран о сокращении объемов добычи нефти. Поэтому снижение стоимости нефти будет, но не экстремальное», — продолжает экономист.

Поэтому, как предупреждает Антропов, факторов для укрепления рубля не видно. «Россия так и не избавилась от сырьевой зависимости и не развила высокотехнологичную промышленность. Все это может привести к удешевлению рубля. К концу года за один доллар могут давать порядка 60–62 рублей», — прогнозирует эксперт.

Источник: mk.ru

0

«Роснефть» вновь увеличила сумму требований к АФК «Система».Нефтяная компания обжаловала решение суда по иску и снова требует от структур Владимир Евтушенкова 170,5 млрд рублей. Ранее арбитражный суд Башкирии оценил ущерб от реорганизации «Башнефти» в 136 млрд и постановил взыскать эту сумму в пользу истца.

В начале сентября спор компаний прокомментировал президент Владимир Путин — он отметил, что рассчитывает на мировое соглашение между «Роснефтью» и АФК «Система». Позже глава «Системы» Михаил Шамолин сообщил, что корпорация согласна со словами президента и воспринимает их как руководство к действию. А в «Роснефти» заявили, что после этого заявления так и не получили от оппонентов ни одного предложения.

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев заявил, что у компании кончилось терпение: «Мы ждали любых предложений практически до окончания предельных сроков, но ничего не получили и действуем по логике судебного иска. Пока идет арбитражный процесс, формально всегда есть шанс на мировое соглашение, потому что договор сторон является окончанием спора».

Решение башкирского арбитража оспорила и «Система»: там считают, что никакого ущерба «Башнефти» не нанесли, а потому не должны ничего выплачивать.

В АФК «Система» «Коммерсантъ FM» сообщили, что еще не ознакомились с апелляцией «Роснефти», потому воздержатся от комментариев.

Решение по этому делу будет скорее политическим, АФК «Системе» нет места в нынешней бизнес-структуре страны, считает директор Института актуальной экономики Никита Исаев: «Понятно, что АФК «Система» перестанет существовать как целостная холдинговая компания: 170 млрд — критичная для Евтушенкова цифра. Полагаю, что наряду с транзитом власти происходит изменение и в системе управления крупным бизнесом. Отходят игроки, которые формировали свой основной капитал в период Бориса Ельцина, идет так называемый очередной передел собственности, усиливаются группы влияния вокруг Путина, и это во многом связано с предстоящей президентской кампанией и последующим транзитом власти в «постпутинскую» эпоху, в которой, я полагаю, «Системе» места не предусмотрено».

Сразу после после публикации новостей об обжаловании решения по иску «Роснефти» акции АФК «Система» потеряли больше 2%, но затем немного отыграли позиции и к закрытию биржи потери оценивались в 1,5%.

Источник: Коммерсант

0

По мнению 44% населения, Россию в течение двух-трех ближайших лет ожидает банковский кризис. Об этом свидетельствует свежий соцопрос ВЦИОМ. Еще 29% респондентов предрекают дефолт, потерю вкладов и сбережений. 15% наших сограждан оценивают ситуацию в банковской системе страны еще более пессимистично: по их словам, кризис «почти наверняка произойдет или уже происходит». То, что большая часть опрошенных уже видит симптомы банковского кризиса или ожидает его в самом ближайшем будущем, вполне объяснимо, считает первый зам. директора Института актуальной экономики Иван Антропов. «Карательная» стратегия работы ЦБ относительно коммерческих банков, сопровождаемая массовыми отзывами лицензий, очень сильно ударила по банковскому сектору.

Многие кредитные организации вынуждены пересматривать свои правила риск-менеджмента, зачастую тормозя свое развитие», — утверждает эксперт. По его словам, ситуация осложняется тем, что люди перестали доверять банкам, не входящим в ТОП-10. Этому поспособствовали недавние скандалы внутри банковского сообщества, когда ведущие кредитные организации покинули профильную ассоциацию. «В результате осложнилось привлечение средств клиентов, необходимых для стабильной работы кредитных организаций. Этот снежный ком проблем продолжает расти, поэтому новую волну банкротств банков исключать никак нельзя», — полагает Антропов.

Источник: mk.ru

0

По данным фонда «Общественное мнение» (ФОМ), как минимум половина опрошенных россиян сейчас фиксируют двузначный рост цен, несмотря на то что, по официальной статистике, инфляция находится на историческом минимуме. На этом фоне неудивительно, что, по опросам Левада-Центра, сейчас так же, как и в годы галопирующей инфляции, большинство граждан называют самой острой общественной проблемой рост цен. Тем не менее низкий официальный показатель инфляции, похоже, стал для правительства одним из серьезных поводов улучшить прогноз до 2020 года и по ВВП, и по инвестициям, и даже отчасти по доходам населения.

Правительство планирует до 1 октября внести в Госдуму проект федерального бюджета на ближайшую трехлетку. Среди его целевых ориентиров – сохранение инфляции на историческом минимуме: на четырехпроцентном уровне. 

Этот фактор рассматривается властями чуть ли не как самый главный для российской экономики. По последним данным Минэкономразвития (МЭР), годовая инфляция в России замедлилась до 3,4%.

Успехи второго квартала, а также, судя по всему, низкая инфляция привели к пересмотру базового макроэкономического прогноза на период до 2020 года. 

Глава МЭР Максим Орешкин вчера рассказал, что ВВП по итогам этого года вырастет на 2,1%, а не 2%, как ожидалось в апреле. В 2018-м рост составит те же 2,1%, затем он ускорится до 2,2% в 2019-м и 2,3% в 2020-м. Прошлый прогноз предполагал, что с 2018-го по 2020-й ВВП будет расти на 1,5% в год.

Но даже улучшенный макропрогноз все равно можно назвать безнадежным. Ведь он показывает, что страна так и не выйдет на темпы экономического роста выше среднемировых: мировая экономика в 2017-м вырастет, по прогнозу Международного валютного фонда, на 3,5%, затем ее рост ускорится.

Несмотря на это, Орешкин полон надежд: «И активизация инвестиционного кредитования, и улучшение предсказуемости бизнеса, и активный рост конечного спроса – все это будет способствовать улучшению инвестиционной активности. Мы ожидаем, что в ближайшие три года рост инвестиционной активности будет держаться где-то в диапазоне от 4 до 5% и тем самым способствовать более высоким темпам экономического роста», – пояснил он.

Прогноз по росту инвестиций в основной капитал в 2017 году повышен до 4,1%, а в 2018–2020 годах – до 4,7–5,7% в год. В предыдущем варианте прописывалось, что инвестиционный рост составит в среднем около 2% в год в период с 2017-го по 2020-й.

Также частично был изменен прогноз по реальным располагаемым доходам населения: в 2017-м их рост составит 1,2%, в 2018-м – 2,1%, в 2019-м – 1,1%, в 2020-м – 1,2%. Хотя по прошлому прогнозу, рост доходов населения даже не смог бы приблизиться к 2% в год в течение ближайших нескольких лет.

В 2017 году инфляция прогнозируется на уровне 3,7% против прежних 3,8%, а на 2018–2020 годы оставлен целевой уровень в 4%. Если говорить про 2017-й, то, как заметил Орешкин, «мы больше видим риск, что цифра будет ниже 3,7%, чем выше».

Замедление роста цен, судя по всему, стало одним из существенных факторов, позволивших пересмотреть прогноз. Ведь если инфляция будет в 2017-м ниже ориентира Центробанка (ЦБ), это значит, что у ведомства Эльвиры Набиуллиной появится повод продолжить смягчение денежно-кредитной политики для того, чтобы вернуться к целевому уровню 4% в 2018 году, следует из объяснений Орешкина.

Как ранее поясняли «НГ» в пресс-службе МЭР, «поддержание низкого уровня инфляции и сдерживание волатильности курса валюты – важнейшее условие для возобновления экономического роста».

Сам Орешкин перечислил такие позитивные факторы, которые значительно улучшат экономическую ситуацию в осенние месяцы: восстановление кредитной активности на фоне снижающихся ставок, оживление потребительского спроса на фоне растущей зарплаты (прежде всего у бюджетников), значительное улучшение инвестиционной динамики.

Но, несмотря на такие отчеты и прогнозы, население как будто не замечает успешной борьбы властей с инфляцией. Как вчера сообщил Левада-Центр, 61% из 1600 россиян, опрошенных в конце августа, назвали рост цен самой острой проблемой, которая их тревожит больше всего. 

На втором месте – бедность, обнищание населения: такой ответ дали 45% опрошенных. На третьем месте – рост безработицы, о котором сказали 33% респондентов. (Опрошенные могли выбирать сразу несколько вариантов ответа.) 

Сейчас на инфляцию жалуется почти столько же россиян, сколько, например, в 2001 году, когда она составляла около 20%. В июле 2001-го рост цен называли самой острой проблемой 66% опрошенных.

При этом из данных ФОМа следует, что россияне оценивают инфляцию иначе, чем официальная статистика. На сайте ЦБ вчера был опубликован доклад об инфляционных ожиданиях и потребительских настроениях в августе. В его основе – результаты опросов, проведенных ФОМом.

В частности, ФОМ на основе прямых оценок респондентами годовой инфляции высчитывает специальное медианное значение как наблюдаемого, так и ожидаемого роста цен. 

Медиана отражает такой порог инфляции, «при котором ровно половина всех респондентов называет большее значение, говоря о росте цен, а вторая половина, наоборот, считает, что инфляция была меньше, чем это значение», поясняют специалисты ФОМа.

В августе 2017-го медианное значение наблюдаемой инфляции составило 11,3%. Значит, 50% из 2 тыс. респондентов считают, что сейчас годовая инфляция в стране выше, чем 11,3%. Из чего можно сделать вывод, что двузначный рост цен (на 10% и больше) фиксирует даже более половины опрошенных граждан.

Хотя в Центробанке все равно видят повод для оптимизма, ведь наблюдаемая за год инфляция снижается: в августе она достигла минимального значения с начала 2014-го. Из данных ФОМа следует, что один из пиков был, например, в мае 2015-го, когда медианное значение почти достигло 28%. Также снижается доля граждан, считающих, что цены за год выросли более чем на 50%: сейчас она составляет 1,9% от респондентов, заявивших о росте цен, а например, весной-летом 2015-го она составляла около 15–17%.

Наконец, снизилось медианное значение ожидаемой инфляции тоже до минимума «за всю историю наблюдений»: до 9,5%. Уточним, специалисты ЦБ принимают к сведению данные ФОМа, однако, определяя инфляционные ожидания населения, они пересчитывают их по другой методике, получая в итоге, что россияне ждут инфляцию на уровне 3,7%.

Как сказал «НГ» ведущий специалист Института фонда «Общественное мнение» Антон Карпов, один из выводов, который в большинстве случаев повторяется из отчета в отчет: «Значения ожидаемой и  наблюдаемой респондентами инфляции превышают уровень инфляции, фиксируемый Росстатом». 

«Следует отметить, что этот вывод присутствует во всех исследованиях восприятия инфляции в странах,  где они проводятся систематически, с помощью репрезентативных опросных методов. Поэтому при анализе обращают внимание не только на абсолютные цифры воспринимаемой инфляции, но и на динамику, особенности распределения и т.д.», – пояснил эксперт.

Также он уточнил: «Мы понимаем, что обычный гражданин при оценке роста цен не использует методику Росстата с учетом всех товаров и услуг потребительской корзины, а реагирует на конкретные изменения в ценах (на ключевые товары и услуги), которые иногда бывают чувствительными и неожиданными».

«Восприятие населением инфляции в большей степени базируется на изменении цен на товары повседневного спроса, к которым в основном относятся продовольственные товары», – признают в пресс-службе МЭР.

Некоторые эксперты уточняют, что, похоже, россияне обеспокоены не столько ростом цен, их динамикой, сколько в целом высокой стоимостью многих товаров и услуг. «Учитывая довольно низкие инфляционные ожидания и рекордно низкую инфляцию, можно сделать вывод, что россияне обеспокоены не будущим ростом цен, а прошедшим с 2014 года, в результате которого их реальные доходы сократились практически вдвое», – говорит первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. 

Как добавляет директор Института актуальной экономики Никита Исаев, «если в начале нулевых рост цен был подкреплен ростом доходов, то сейчас наоборот: при росте цен на продукты наблюдается потеря реальных располагаемых доходов».    

Источник: ng.ru

0

Среди российских заемщиков произошла смена поколений. Если еще пять лет назад кредиты брали исключительно люди среднего возраста, то сегодня это граждане от 25 до 29 лет. Социологи новую тенденцию объясняют желанием молодежи жить на широкую ногу при скромном доходе. Такое поведение, как прогнозируют эксперты, чревато ростом закредитованности населения. Дело в том, что неопытным заемщикам дают в долг прежде всего микрофинансовые организации (МФО). А они это делают под сверхвысокие проценты, которые молодым не по карману.

Россияне все чаще обращаются за финансовой поддержкой не в банки, а в микрофинансовые организации. Впрочем, такое поведение наших сограждан вполне объяснимо: МФО деньги дают быстро и легко. Правда, под бешеные ставки, которые могут достигать сотни процентов. В результате население погрязло в долгах по самые уши. По данным ЦБ, размер портфеля микрозаймов в первом квартале 2017 года составил 96,4 млрд рублей. Это на 9,4% больше, чем было на конец 2016 года. А количество заемщиков с начала года выросло на 14,6%, до 5,9 млн человек. Причем в их числе все больше граждан от 25 до 29 лет. «На смену старшему поколению, уже умудренному опытом предыдущих кризисов и кредитов по негуманным ставкам, приходит молодое, неискушенное поколение», — отмечает первый замдиректора Института актуальной экономики Иван Антропов.

И если люди среднего возраста, уже не раз ожегшись, стараются по возможности обходиться без кредитов, то для молодых займы до зарплаты сейчас стали обычным делом. Как поясняет доцент кафедры экономической социологии ВШЭ Диляра Ибрагимова, «на фоне общего снижения доходов у молодежи интерес к кредитованию больше, поскольку потребности выше». В отличие от своих родителей они не согласны мириться с ограничениями, которые накладывают низкие доходы. Хочется красивой жизни прямо здесь и сейчас.

Тем временем МФО времени даром не теряют. Прочувствовав слабость своих «зеленых» заемщиков, они расставляют все новые силки. По данным Национального бюро кредитных историй (НБКИ), МФО одобряют более 50% поданных заявок на микрозаем. Для сравнения: банки дают положительный ответ лишь в 38% случаев. «С точки зрения и банков, и МФО «хороших», зрелых заемщиков становится все меньше, поэтому они обращают свое внимание на сегмент граждан, которые только вступают во взрослую — в том числе и в финансовом отношении — жизнь», — поясняет директор по маркетингу НБКИ Алексей Волков.

Впрочем, как в банках, так и в МФО отдают себе отчет в том, что молодежь — довольно рискованная с финансовой точки зрения возрастная группа. Поэтому, например, банки стараются ей предлагать кредитные карты, где есть лимит. «Однако модель бизнеса МФО изначально позволяет предоставлять займы высокорисковым сегментам заемщиков и при этом эффективно управлять кредитным риском. В том числе при помощи таких параметров, как размер микрозайма», — отмечает Волков.

К слову, согласно данным НБКИ, во втором квартале 2017 года средний размер микрозайма у молодежи вырос на 11,5% по отношению к аналогичному периоду прошлого года. Он составил 9,8 тысячи рублей.

Однако эксперты такую тенденцию называют опасной. «Стремительно растет долговая нагрузка на молодежь — самую экономически активную прослойку населения, вынуждая ее доходы тратить не на приобретение товаров — это могло бы поддержать промышленность, — а на выплату грабительских процентов», — предупреждает Антропов. Поэтому, по его словам, правительству стоит задуматься о пересмотре ограничений верхнего предела переплаты по займу и о мерах роста зарплат. Иначе вся страна превратится в должников.

Что же касается молодых заемщиков, то им эксперты советуют искать альтернативу займу «до зарплаты» и не поддаваться на соблазн совершать импульсивные покупки. Как рекомендует Ибрагимова, прежде чем что-то приобрести, необходимо подумать, так ли нужна тебе эта вещь, чтобы переплатить за нее две-три цены. В противном случае ответить за мимолетное желание придется по-взрослому.

Источник: mk.ru

 

0

Правительство не теряет надежды обуздать распоясавшихся кредиторов. Прежде всего, речь идет о микрофинансовых организациях (МФО), которые выдают кредиты населению под неподъемные ставки. Для этого Минфин предлагает ограничить проценты по микрозаймам. Ведомство уже разработало соответствующий законопроект. Согласно документу, сумма начисленных процентов не должна превышать сумму основного долга в 1,5 раза(т.е. 250% годовых. Впрочем, эксперты скептически относятся к очередной попытке чиновников защитить население от грабительских ставок. Кредиторы без труда уложатся в новые рамки, а пустеющие кошельки по-прежнему будут вынуждать россиян прибегать к «займам до зарплаты».

Перехватить денег у соседа или друга до получки — привычное дело для наших сограждан. Однако в последние годы сделать это все сложнее. Тем, кто когда-то охотно давал в долг, самим порой не хватает на текущие расходы. Виной тому падающие четвертый год доходы населения и регулярные задержки зарплат.

Поэтому гражданам ничего другого не остается, кроме как обращаться за помощью в микрофинансовые организации — здесь, в отличие от банков, в долг дают быстро и легко. Правда, под запредельные проценты, которые в народе уже прозвали ростовщическими. В результате, заем в десять тысяч рублей, в случае его несвоевременного погашения, может за несколько месяцев разрастись до пятисот тысяч. К примеру, одна из самых резонансных историй случилась в начале 2017 года в Кировской области: местной жительнице выдали заем, как оказалось, под 2379% годовых!

Причем, это не далеко единичный случай. Понятно, что проблема недобросовестных ростовщиков, которые буквально наживаются на безвыходном положении россиян, давно требует решения. И правительство пытается противостоять сверхвысоким процентным ставкам на протяжении последних пяти лет. Но пока его устремления не увенчались успехом. Например, с 1 января 2017 года вступил в силу закон, по которому МФО не имеют права начислять проценты по займу сроком до одного года после того, как они достигли трехкратного размера «тела» долга.

Иными словами, при займе в 5 тыс. рублей задолженность заемщика не может превышать 20 тыс. рублей. Эта сумма включает в себя основной долг в размере 5 тыс. рублей и начисленные проценты в 15 тыс. рублей. Причем ограничение не распространяется на неустойку (штрафы, пени), а также на платежи за услуги, оказываемые клиенту за отдельную плату. Однако такие ограничения не оказали должного эффекта. Россияне все глубже и глубже увязают в долгах. По итогам первого полугодия 2017 года, рынок микрофинансирования увеличился на 8% и достиг 215 млрд рублей.

Именно на этом фоне Минфин и разработал нынешний законопроект, по которому проценты по займу сроком на один год перестают «капать», когда их сумма достигнет 1,5-кратного размера первоначального долга.

Как отмечают эксперты, очередные попытки чиновников оградить граждан от ростовщических процентов, скорее всего, снова окажутся неэффективными. Минфин сейчас мыслит масштабами банков, для которых год – вполне нормальный небольшой срок кредитования. «Микрофинансовые же организации рассчитаны на предоставление денег «до зарплаты», то есть на срок от недели до месяца. Для таких малых сроков ограничение переплаты в 150% от суммы займа — это очень много, и никак не помогает обезопасить людей», — поясняет «МК» первый заместитель директора Института актуальной экономики Иван Антропов.

В частности, нынешние ставки, доходящие до 3% ежедневно, дают за месяц переплату в 90%. Так что МФО без проблем будут укладываться в новые требования Минфина, и продолжат злоупотреблять финансовой безграмотностью населения. По словам экономиста, для эффективного регулирования правительству необходимо подстраиваться под существующие реалии и работать со ставками, привычными для населения и МФО. «В первую очередь, необходимо регулировать ставку по займу в расчёте на один день. Для начала её можно ограничить на уровне 1% и далее постепенно снижать, следя за изменениями и тенденциями на рынке займов» — считает Иван Антропов.

И самое главное — чиновникам необходимо бороться необходимо не со следствием, а с причиной возникновения закредитованности граждан: с бедностью населения. Именно она толкает людей в лапы жадных до прибыли кредиторов. А если доходы населения возобновят рост, то и потребность в займах до зарплаты будет снижаться сама собой.

Источник: mk.ru

0

Вплоть до 2023-го российская экономика будет расти менее чем на 2% в год, что больше похоже на застой, чем  на посткризисное оживление. Такой экспертный прогноз опубликовал Центр развития Высшей школы экономики (ВШЭ). Надежды на то, что после достижения целей по инфляции в стране «сам собою» начнется экономический рост, не оправдываются – следует из прогноза. Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) определил, что для стабильного роста объем кредитования частного сектора должен достигать почти 96% ВВП – это в 1,6 раза больше, чем сейчас. Судя по оценкам аналитиков, оптимального уровня кредитования Россия не достигнет еще около 20 лет.

В июле продолжилось резкое замедление роста промышленного производства в России, сообщил во вторник Росстат. Напомним, сначала рост промпроизводства в годовом выражении ежемесячно ускорялся – с 0,8% в марте до 5,6% в мае. Однако после мая промышленный рост начал замедляться: июньский показатель – 3,5%, июльский – 1,1% в годовом выражении. В целом за январь–июль промпроизводство выросло на 1,9% по отношению к тому же периоду 2016-го.

Все эти показатели лучше прошлогодних, но пока рано говорить, что российская промышленность демонстрирует уверенный рост. Хотя Минэкономразвития думает иначе: вчера оно сообщило «Интерфаксу», что, наоборот, преждевременно говорить о смене тенденции в динамике промпроизводства.

Судя по экспертным оценкам, у российской экономики много проблем. Страну ждут застойные семь лет – такой вывод можно сделать из результатов опроса, проведенного в августе Центром развития ВШЭ среди 24 экспертов-прогнозистов из России и других стран. Во вторник в новом выпуске «Комментариев о государстве и бизнесе» был опубликован консенсус-прогноз.

Из него следует, что Центробанк (ЦБ) в перспективе семи лет сможет удержать инфляцию около целевой отметки в 4%. Одновременно с этим ЦБ, по ожиданиям экспертов, еще несколько раз опустит ключевую ставку и затем будет ее удерживать на уровне ниже 7% годовых в течение 2020–2023 годов.

Однако за период с 2017 по 2023 год российская экономика покажет рост менее чем на 2% в год. Лучшие, «прорывные» годы – 2022-й и 2023-й, когда рост ВВП достигнет 1,8% в год. ВШЭ напоминает, что в предыдущем (майском) консенсус-прогнозе экономисты были немного оптимистичнее: они ожидали, что в 2022–2023 годах экономика РФ начнет расти на 2% в год.

Есть в новом прогнозе и некоторые улучшения. Теперь эксперты ожидают, что по итогам 2017-го рост ВВП составит 1,4% вместо 1,1%, которые прогнозировались ранее. Но это частности, которые не отменяют общей тенденции.

В материалах ВШЭ уточняется: «При том что нового спада в России в ближайшие семь лет не ожидает никто, вероятность новой рецессии в 2019–2020 годах некоторые эксперты оценивают достаточно высоко (около 45%)». Как пояснил «НГ» замдиректора Центра развития Сергей Смирнов, противоречия между двумя этими тезисами нет: «Мы задаем два разных вопроса. Один: «Какие вы прогнозируете темпы роста?» Другой: «Какая вероятность спада?» Если вероятность спада 45% – значит, скорее всего его не будет, и темпы роста окажутся положительными. Все логично».

Кроме того, ВШЭ сообщает: «Прогнозисты сомневаются, что достижение Банком России своего инфляционного таргета так изменит макросреду, что экономический рост «сам собою» постепенно наберет силу». 

«Возможно, этот пессимизм связан с ухудшением внешнеэкономических перспектив России в условиях новых санкций, а также продолжением экспансии государства в экономику, сокращающей пространство для предпринимательской активности», – написано в «Комментариях о государстве и бизнесе».

Ранее в Центробанке уверяли, что снижение до целевого уровня инфляции поможет ускорить экономический рост в стране. Правда, глава ЦБ Эльвира Набиуллина все же уточняла, что понадобятся еще структурные реформы. «Низкая инфляция вместе с повесткой энергичных структурных реформ, с той повесткой, в которую верят инвесторы, конечно, может помочь экономическому росту. Я также оцениваю, что в этом случае рост может быть 3–3,5%, но если совсем мощная повестка структурных реформ, то и 4% экономического роста», – говорила в июне этого года Набиуллина на Петербургском международном экономическом форуме. Между тем ЦБ пока оценивает потенциальный рост экономики России в диапазоне 1,5–2%.

Одно из следствий антиинфляционной борьбы – угнетение за счет ставок кредитования частного сектора. По оценкам специалистов ЦМАКПа, например, в 2014 году объем банковских кредитов частному сектору достигал в РФ почти 60% ВВП. Однако, по расчетам ЦМАКПа, который, используя международную статистику, проанализировал ситуацию в 63 странах с уровнем благосостояния не ниже среднемирового, оптимальный для стабильного экономического роста показатель – около 96% ВВП.

Аналитики уточняют, что среди стран БРИК (Бразилия, Китай, Индия, Россия) РФ «характеризуется наименьшей глубиной внутреннего рынка банковского кредита частному сектору». При этом Индия и Бразилия еще не достигли точки оптимума, но находятся к ней ближе, чем Россия, а Китай уже перескочил эту точку.

«У России есть значительный потенциал расширения внутреннего рынка кредита частному сектору. Поскольку пока Россия находится на существенном удалении от оптимума, то это расширение будет безопасным с точки зрения рисков для макроэкономической стабильности (разумеется, если оно не будет иметь «взрывного» характера)», – говорится в докладе ЦМАКПа «Финансовый сектор, экономический рост и макроэкономическая стабильность».

В другом своем докладе – «Долгосрочное прогнозирование размера и структуры финансового сектора России» – ЦМАКП уточняет, что, по его прогнозу, объем кредитов частному сектору в России в лучшем случае вырастет до 73% ВВП к 2035 году, в худшем – он сократится примерно до 50% к указанному сроку. Первый вариант станет возможен, если высокая макроэкономическая динамика будет сочетаться с постепенным улучшением качества институтов и стабилизацией демографической ситуации. Второй реализуется в случае «вялой, околостагнационной макроэкономической динамики, фактического замораживания текущего качества институтов и пессимистического варианта развития демографической ситуации».

Некоторые опрошенные «НГ» эксперты признали, что борьба с инфляцией – скорее сдерживающий, чем стимулирующий фактор. «Если процентные ставки по вкладам велики, потребитель начинает больше сберегать. Падает потребление, снижается спрос», – поясняет гендиректор компании «ФинЭкспертиза» Нина Козлова. Добавим дорогие кредиты: бизнес берет меньше средств на развитие.

«Сама по себе низкая инфляция не создает стимулов для роста экономики. Для этого нужны поддержка промышленности и высокий уровень спроса на товары со стороны населения», – говорит директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

Хотя часть экспертов считают, что в долгосрочной перспективе низкая инфляция благо, и не только с точки зрения потребителей, которые больше не увидят двузначного роста цен. По словам старшего аналитика компании «Фридом Финанс» Богдана Зварича, в дальнейшем стабильная низкая инфляция будет способствовать росту инвестиций, так как делает отдачу от них более предсказуемой.

«Наблюдаемое в последние годы снижение инфляционного давления, несомненно, фактор позитивный. Как минимум оно позволяет ЦБ снижать ставку рефинансирования, что в конечном итоге делает кредитование более доступным для бизнеса и потребителей», – соглашается замгендиректора компании «Финам» Ярослав Кабаков.

Некоторые эксперты считают, что рост менее чем на 2% в год – это очень скромный показатель. «Мировая экономика растет примерно на 3% в год. Все, что меньше, – стагнация. Чтобы хоть как-то начать догонять страны-конкуренты, нам нужно рассчитывать минимум на 4–5% ежегодного роста», – говорит Никита Исаев. Хотя, как замечает Кабаков, нужно учитывать, что на Россию наложены санкции, цены на сырье низкие, при этом в РФ есть позитивные примеры в виде низкой безработицы, и на этом фоне двухпроцентный рост – уже достижение.

В Минэкономразвития, которое должно работать над стимулами для экономической активности, вчера пояснили «НГ»: «Поддержание низкого уровня инфляции и сдерживание волатильности курса валюты – важнейшее условие для возобновления экономического роста». Вместе с тем только этих условий недостаточно для обеспечения устойчивого роста экономики, добавили в ведомстве. 

 Источник: ng.ru

0

Минфин дал разъяснение, в каких случаях от иностранных компаний не требуется уплата российского НДС при оказании услуг по бронированию гостиниц, авиабилетов и аренде автомобилей через Интернет. До этого у экспертов туристического рынка были серьезные опасения, что все это подорожает в связи с введением так называемого "налога на Google".

Напомним, что иностранные фирмы, которые оказывают услуги россиянам-физлицам в электронной форме, должны платить налог на добавленную стоимость (НДС). Но, как пояснили в минфине, это не касается онлайн-бронирования тех же гостиничных услуг. Администрация российских отелей, сдавая номера через иностранный сервис, обязана самостоятельно уплачивать НДС, то есть выступать налоговым агентом иностранной организации.

В этом случае в роли посредников чаще всего выступают агрегаторы отелей, пунктов прокатов автомобилей и так далее, уточняет первый замдиректора Института актуальной экономики Иван Антропов. То есть клиентом иностранного сервиса является наше отечественное юрлицо. Следовательно, по действующему законодательству, обязанность уплаты НДС ложится на него. Однако эксперт считает, что это не очень удобно для потребителей, поскольку НДС сказывается на конечной цене. Но цифры говорят о другом.

4 тысячи рублей - на столько подешевел один день в гостиницах Парижа в этом году. Не отстают от столицы Франции и российские города.


Еще недавно многие эксперты, действительно, прогнозировали, что российские отели, сдающие номера туристам через самый крупный мировой сервис, после введения "налога на Google" неминуемо подорожают. По их подсчетам, минимум на 4 процента. Впрочем, деваться отечественным отельерам некуда: гостиницам невыгодно избавляться от партнера, который обеспечивает до половины загрузки номеров.

Сейчас, когда летний сезон уже близок к своему завершению, можно посмотреть, насколько точными оказались эти прогнозы.

По просьбе "Российской газеты" туристический сервис Aviasales сопоставил средний чек по отелям за июль 2016 года, когда "налога на Google" в России еще не было, и июль 2017 года. Вышло, что стоимость номера в Москве в текущем году составила 4900 рублей, а в прошлом - 5630 рублей. То есть налицо снижение расценок почти на 13 процентов. Аналогично по Санкт-Петербургу: в июле 2017 года номер можно было забронировать за 4000 рублей, а в июле 2016-го - за 5000 рублей. Один день в гостинице Парижа в прошлом году россияне могли позволить себе за 10 500 рублей, в этом - за 6500 рублей.

"Пока все выглядит так, что "налог на Google" не помешал россиянам путешествовать", - говорит pr-директор Aviasales Янис Дзенис. Впрочем, по его мнению, на ценообразование влияет много других, помимо налоговых, обстоятельств. "Но в целом мы не видим чего-то ужасного в связи с появлением этого налога", - резюмировал он.

Источник: rg.ru

0